Марьсергевна (dissomnia) wrote,
Марьсергевна
dissomnia

Category:

девочки-врачи

  И все-таки девочки-врачи – особенный народец.
 
  Я это поняла, когда во время вечернего обхода в палату залетел майский жук. Больная позволила приземлиться ему на ладонь и позвала меня: «Доктор, смотрите, как забавно». Я обернулась. И содрогнулась в ужасе: « Ааа блять отправьте эту херню туда, откуда она прилетела!» При виде всех этих цепких ножек, усиков и крылышек я обычно оказываюсь в противоположном конце комнаты, могу и на стул залезть. Да, я боюсь жуков.
  При этом ничто не мешает мне, когда я принимаю душ на дежурстве, ставить шампунь на каталку для трупов, потому что это очень удобно.
  Я не боюсь алкашей, которые, как в дурном фильме про зомби, идут на меня из приемного покоя, с отсутствующим взглядом, распространяя зловоние, что, конечно, только усиливает сходство.
  Констатировать смерть – это неприятно, да, но не страшно. На вскрытии так и вообще интересно: не до страхов, когда показывают, отчего умер твой больной.
  Мои подружки-врачи такие же. Они ловко сливаются с толпой: шпильки, маникюр, укладка. Смотришь и думаешь – она работает в каком-нибудь офисе, перекладывает бумажки. И вдруг она приходит в отделение, и раз – шпильки меняются на удобные балетки, волосы одним движением убираются в тугой узел, она выскальзывает из юбки и надевает медицинскую пижаму, на ходу начинает давать указания медсестрам – этому контроль глюкозы, тому удалить катетер. Вуаля. Вот и доктор.
  Да, по поводу "слиться с толпой". Я очень удивлялась, когда читала книгу Федора Углова «Сердце хирурга» - он никогда не пил алкогольных напитков крепче кефира, вообще никогда, потому что – работа. Смысл этого волевого решения я поняла, когда возвращалась с корпоратива домой на маршруточке. У женщины случился «приступ судорог с потерей сознания», как принято писать в историях болезни, попросту – эпиприпадок. Все начали хаотично двигаться и давать бестолковые советы. Я спокойно сидела в своем красивом платьице и изображала работницу офиса, потому что знала – сейчас эпи кончится, смысла беспокоиться нет, разве что будет серия эпиприпадков. Но когда ей в рот стали совать невесть откуда взявшуюся металлическую ложку, я пожалела зубы женщины, и сдалась: «Дайте я подойду.» «Вы врааач?» Нет, блять, врачи всегда ходят в белых халатах, даже в рестораны, им всегда не меньше 70 лет и они бросаются на помощь даже тогда, когда она не нужна. И белый халат в эти моменты особенно красиво развевается. Повернула ей голову набок. Эпи кончился. Похлопала по щекам: «Как зовут? Где находишься? Припадки до этого были?» Кто-то начал набирать скорую. Сказала отменить вызов, позвонила родственникам, попросила взять с собой противосудорожные и забрать женщину. Веселое окончание корпоратива, что и говорить.
  У девочек-врачей обычно два телефонных номера: рабочий и для близких. Вот только рабочий все равно никогда не выключается. И после канистры глинтвейна подружка-педиатр обязательно возьмет трубку, хоть звонят с незнакомого номера, и будет успокаивать мамашу и советовать «капельки туи в носовые ходы» (муж тогда, помню, пробормотал про капельки «какого хуя» и усмехнулся – оказывается, не только его жена не отключает рабочий телефон).
  Только у девочек-врачей на журнальном столике соседствуют глянцевые журналы и медицинская периодика, а в книжном шкафу – «Джейн Эйр» и «Неотложная неврология». В их сумочках кроме блеска для губ обязательно найдутся ворох таблеток, направления в стационар и рецепты. После пары бокалов вина они пойдут курить не потому, что хочется, а потому, что «из-за индукции микросомальных ферментов я не буду такой пьяной».

  В общем, хорошие они, девочки-врачи. Люблю их.

 

Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 1 000 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

Recent Posts from This Journal