Марьсергевна (dissomnia) wrote,
Марьсергевна
dissomnia

Category:

поликлиническое

  Мой «медовый месяц» с неврологией случился весной, когда я заканчивала интернатуру, и уже начала работать в поликлинике. Говорят, что новичкам везёт. Так случилось и со мной – я не знала, что такое пациенты-хамы, обезумевшая от ожидания очередь, где каждого второго больного неплохо было бы отправить к психиатру (у нас почему-то модно лечить депрессии и даже шизофрению у невролога). Мои были корректны, вежливы, режим не нарушали, регулярно носили мне кофе и шоколадки и рекомендовали меня подружкам, что увеличивало мне посещаемость, а заодно – благосклонность заведующей поликлиникой. В общем, просто мечта.
  Я оказалась единственным неврологом на всю больницу. Четверо моих предшественников не проработали и полугода – одна уехала на Дальний Восток с мужем, одна подалась в фармпреды, а двое ушли работать в другие больницы. Учитывая, что больница оплатила интернатуру каждого из этих неврологов, а условия договора – отработать за это 3 года в этой больнице – они и не подумали соблюсти, можно понять, как решительно настроена была главный врач удержать меня.

В интернатуру меня отвозил шофёр главного врача на её машине. Чтобы мне никто не мешал работать, заведующего кардиологией вежливо попросили освободить мне кабинет. Потом, после решительной клинической схватки с руководителем моей интернатуры, главный врач добилась разрешения на месяц полностью перевести меня в свою больницу, чтобы я могла провести профосмотры. Я работала 3 часа в день, получала от этого чуть ли не оргазмическое удовольствие, а в конце месяца на мою карточку упало столько денег… в общем, столько, сколько интерн обычно получает за год. Жизнь была прекрасна.

На волне везения и удач я даже «вылечила» болезнь не по своему профилю, чем случайно вызвала восторг и уважение других врачей.
  Меня вызвала на дом мама мальчика, который целый год не выходил из квартиры, потому что боялся, что его убьёт бог. Бог периодически являлся к мальчику лично и подтверждал – да, убью, если выйдешь. Соматически мальчик был совершенно здоров – все анализы, какие только можно, у него взяли на дому. Я попыталась объяснить маме мальчика, что я тут вряд ли чем-то помогу, и что нужен психиатр. Мама впала в истерику, сказала, что её мальчик не псих, а потом стала настойчиво просить выписать «ну хоть что-нибудь». Обнаружив, что моё любимое «хоть что-нибудь», то есть нейромультивит, уже выписала хитрюшка участковый терапевт, я призадумалась. Ну, а потом выписала рецепт, вспомнив с пятого на десятое психиатрию. И целый вечер панически листала учебники – да, вроде все правильно назначила. Через неделю мальчик стал выходить из дома. Бог его больше не беспокоил явлениями и угрозами, транслируемыми прямо в моск. Ко мне пришли наши терапевты, сели на кушетку и попросили рассказать, что я назначила. Даже законспектировали мою лечебную тактику с рабочим названием «пальцем в небо».
  Да, кажется, с терапевтами я подружилась именно тогда. Чудесным образом среди врачей нашей больницы оказалось очень мало замшелых ветеранов медицины, которые последний раз читали медлитературу ещё до революции. Зато оказалось двое кардиологов и трое терапевтов, всего на пару лет старше меня. Через месяц мы вовсю разъезжали по конференциям вместе, ржали на пятиминутке и ездили на вызовы, если нужен был «конвульсиум».
  Сейчас бы надо написать: «А потом земля разверзлась и вышел Люцифер, все умерли, всё стало плохо, конец». Но на самом деле, главный врач просто немножко поостыла, когда увидела, как я вылизала до блеска свой кабинет, повесила картину с котом и поставила цветок на подоконник. Это означало, что я не собираюсь никуда уходить, а вовсе даже наоборот.
 В общем, я стала обычным неврологом в обычной поликлинике. А потом и пациенты-скандалисты подтянулись.
  Всё как у людей.
Tags: неврология
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments