Марьсергевна (dissomnia) wrote,
Марьсергевна
dissomnia

Category:

Ребенок с СДВГ: личный опыт

Ребенок с таким диагнозом переворачивает жизнь семьи, но происходит это как-то необъяснимо, незаметно.

У матери такого ребенка значительно возрастает риск депрессии. Согласно опросам, в России родители таких детей постоянно испытывают вину и почти наверняка оценивают свои родительские способности как неудовлетворительные.



Дети с синдромом дефицита внимания и гиперактивности — «неудобные», потому что не имеют «уважительной причины» своего поведения. Педиатры отмахиваются: «Перерастет.» Окружающие шипят, что ребенка надо воспитывать лучше, сладострастно рассказывают, что надо подключать телесные наказания и не забывают приосаниться на вашем фоне, что у них-то таких проблем никогда не было.

Сон

Леха с рождения спал плохо. Сон у него был «короткими перебежками», а внятного режима с определенным количеством снов в сутки не получилось даже к году. Почти все младенцы плохо спят. Однако это особенность детей с СДВГ: они начинают быть «неудобными» с рождения.

Первое ощущение, что я очень неправильная мать, возникло у меня ближе к полугоду ребенка. Я не знала, когда он решит заснуть ночью и сколько это счастливое время продлится. Я писала его режим на бумажку, но он всю неделю демонстрировал настолько случайный характер, что я смирилась.

Навыки

Пока у остальных мам младенцы отличали цвета, собирали пирамидки и повторяли, что коровка говорит «муу», мой отказывался делать все вышеперечисленное. Он вообще ничего не делал систематически.

Сейчас основная проблема — очень низкое внимание. Ему можно пять раз повторить одно и то же, но он сделает по-своему — не из вредности, а потому что слова не дошли до его сознания. Выглядит это как принципиальное непослушание, но это не оно.

Социальная жизнь

Как только Леха начал ходить, стало тяжко. Пойти с ним в магазин было невозможно: он принимался тянуть все с полок, в магазине одежды стремился сокрушить все вешалки. В коляске не сидел — требовал выпустить его оттуда, чтобы наводить ужас и анархию в магазине. Он не мог сосредоточить внимание на словах взрослых, если видел что-то новое, яркое и привлекательное. И быстро уставал от новых впечатлений, отчего внимание не просто становилось нулевым, а приобретало прямо-таки отрицательные значения.

Речь

До трех лет он почти не разговаривал. И эти типичный симптом для детей с СДВГ: они поздно начинают говорить, годам к четырем у них вполне может быть нечеткая и скудная речь. Зато потом начинается неиссякаемый словесный фонтан, часто с перепутанными буквами и неправильными окончаниями.

Свет в конце тоннеля

В этот период в нашей жизни появился Саша. Я до сих пор помню, как он немедленно выдумал для Лехи какую-то новую игру: налил в таз воды, налепил зверушек и рыб, устроил «рыбалку». Леха удерживал на этой игре внимание рекордный срок - около часа. С этого момента и навсегда он был совершенно покорен его выдумками, которые, к моему удивлению и великой благодарности, не заканчиваются по сей день.

Саша интуитивно нашел принцип общения с таким ребенком: заинтересовать. С этими детьми нельзя быть формальным, использовать в обучении стереотипный подход. Их мотивация строится на новизне. Только бесконечная выдумка нового, эффект неожиданности помогает удерживать их внимание и чему-то учить.

Я совсем не мама-праздник. Я — оплот стабильности, скучных дел и объяснения причинно-следственных связей. Я умею слушать, но не умею говорить так, чтобы Леха бросив все слушал. Или хотя бы пытался вникнуть. Саша — умеет.

Школа

Первый класс показал всю печаль, с которой родителям «неподарочных» детей приходится сталкиваться в школьной системе. Рыдания над прописями, воздевание рук к небу во время домашки по математике, написание слова «воробей» как «варапей», бесконечное теряние вещей, пятна на всей одежде через 0,5 секунды после надевания, поездки прямо из школы к врачу, чтобы вытащить из носа лего или обработать ушибы и ссадины, которые возникли по принципу «шел, шел и вдруг упал на мальчика, а мы вместе упали на магазин китайского фарфора» — все это было и в общем, продолжается.

В то время как в чате класса некоторые мамы регулярно сетуют, что домашнее задание слишком легкое, или что их дети успевают учить английский с репетитором и шить картины из бисера, наш малыш способен делать одно упражнение по русскому два часа. И 99% этого времени он будет отвлекаться на свои мысли, птичек за окном, построение пирамиды Хеопса из носовых козявок и прочие занятия. О да, почувствуйте всю ничтожность ваших усилий на фоне сияющих успехов остальных.

Нам очень повезло с учительницей (спасибо вам, Татьяна Семеновна!) — она хвалит Леху, очень ободряет и поощряет любые его маленькие успехи, и он старается как может, не впадая в разочарование или отчаяние. По моим наблюдениям, в классе есть несколько ребят с похожей проблемой, и им повезло с окружением, все дети очень отзывчивые, эмпатичные и готовые помочь. В среднем на класс из 30 человек приходится минимум один ребенок с СДВГ.

Именно этот ребенок будет постоянно отвлекаться, вскакивать, перебивать учителя, витать в облаках и демонстрировать крайне низкое усвоение материала.

...И другие проблемы

На карантине мы поняли, что Леха забыл почти все, чему его учили первые полгода. Однако смогли наверстать, улучшить технику чтения, взять за привычку учить стихи и писать несколько предложений в день. И воспитать у него чувство ответственности, когда есть какой-то круг обязанностей — и если ты его не выполнил, ништяков не жди.

(Продолжение следует)
Tags: СДВГ, дети
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 1 000 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal