Марьсергевна (dissomnia) wrote,
Марьсергевна
dissomnia

Categories:

Линор Горалик, «Полая женщина»: а вы любите Барби?

«Полая женщина» — книга-исследование. Линор Горалик рассказывает, как появилась и менялась Барби на протяжении более полувека — а с ней менялось и общество.

Занятно, что связь эта обоюдная: не всегда удается понять, где сперва произошли перемены. Это мы в двухтысячные стали такими консюмеристками, и вслед за этим Барби обрела дома и лошадей, или Барби показала нам красивую жизнь, а мы, девочки, чье детство пришлось на девяностые, теперь безудержно скупаем красивые вещи и косметику?



Беспристрастный (хотя и небезоценочный) взгляд автора помогает чуть глубже понять феномен Барби.

Мне понравилась обложка: на ней изображена Барби с максимально неудачного ракурса. Все, кто любит и фотографирует кукол, знают, что профиль у нее чуть вдавленный, нос выглядит неестественно маленьким и вид у куклы получается преглупейший. Думаю, это не случайность: вся книга показывает нам Барби с разных ракурсов, часто — неприглядных.

Маттел, на мой взгляд, вообще компания-парадокс. Именно их Барби-пышка помогла что-то изменить в головах большинства, сдвинуть то, что казалось незыблемым — представления о женской красоте и сексуальности.

Но эта модель не имела и не имеет успеха среди детей. Потому что девочкам нравятся сказочные принцессы с пропорциями, которые ближе к самке богомола, чем к среднестатистической самке человека (а взрослые делятся на тех, кто презирает и обожает «пышку» — и первая группа определенно лидирует, как-то мне попался возмущенный отзыв в интернет-магазине «заказывала нормальную, а привезли жируху!!!!1» — вряд ли такой накал страстей был бы, если б магазин перепутал цвет волос или платья у куклы).



Маттел выпускают убыточные модели кукол в инвалидной коляске и Барби, которые находят себя в «неженских профессиях», потому что общественное одобрение делает репутацию, а это важней, чем убыточная линейка продукции. И тут есть над чем подумать: Барби выступает как отражение лицемерного общества с двойными стандартами.

Единственное, чего не хватило мне в этой книге — любви.

Я ребенок девяностых. В то время, как в Америке на одну девочку из обычной семьи приходилось 8 настоящих Барби, у меня была одна (и горячо любимая) безымянная подделка, а позже, к большим праздникам, я получила сначала одну, а потом вторую свою Барби. И по статистике, на одну девочку в России тогда приходилось меньше одной Барби. В общем, это был предмет роскоши. Но как по мне — это была мечта в чистом виде, концентрат счастья, первый урок нехитрых радостей консюмеризма, если хотите.

Эта восторженная девочка до сих пор часть моей личности. Я люблю Барби и продукцию Маттел. Я часами зависаю, изучая новости, разглядывая винтажные модели и бродя по онлайн-барахолкам.

Я не могу говорить о куклах равнодушно и отстраненно, как Линор.

Мне кажется, куклы прекрасны тем, что каждый сам наполняет ее нужным смыслом. Для маленькой девочки это модель взрослой жизни. Для коллекционера — инвестиция (вы знали, что ту куклу моего детства сегодня можно купить, но за очень нескромные деньги?) и часть истории, предмет искусства. Для человека вроде меня — это вечный источник детской радости и вдохновения.

Я полностью согласна с Линор в том, что едва ли Барби стала причиной нынешней эпидемии дисморфофобии и расстройств пищевого поведения в мире. Или мне просто повезло: я никогда не воображала, будто смогу вырасти и стать как Барби. Эта кукла была для меня чем-то вроде волшебного единорога, чудесной феи, сказочной принцессы... В общем, в пять лет я точно знала, что вырасту и стану врачом. И вряд ли стану ездить на работу на розовой лошадке с бантиками в гриве. Равно как никогда не обрету грудь невероятного размера вместе с шоколадным загаром. Да и ладно. Барби была для меня параллельной вселенной.

Сейчас, когда я выросла, это по-прежнему остается так. Половину своей жизни я хожу в блузках и юбках, убираю волосы в пучок, ношу очки и занимаюсь пребанальнейшим занятием — лечу людей. А другая половина моей жизни проходит в рваных джинсах, растянутых футболках, на квадах или коньках, в играх с продукцией Маттел
и другими занятиями, едва ли популярными среди взрослых людей.

Не знаю, хорошо это или плохо, но без Барби моя жизнь точно была бы грустнее и скучнее. И мне совершенно не в чем эту куклу обвинить.

Tags: книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 1 000 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments