Марьсергевна (dissomnia) wrote,
Марьсергевна
dissomnia

День Победы: история моего прадеда

«Мам, скажи год рождения отца бабы Гали,» — я лихорадочно писала маме поздним вечером, — «я нашла сайт, где можно проследить судьбу родных, которые воевали.»

«Не поверишь. Я тоже думала все эти дни о Петре Ивановиче,» — ответила мама.

Я вбила данные, передо мной развернулся скан пожелтевшего от времени списка. Военно-пересыльный пункт фиксировал всех прибывших. Записали и моего прадеда, Петра Ивановича Брусенцева. В фамилии ошибка. Остальные данные совпадают. «Село Глебово, да! Я была в том доме, помню земляной пол!» — мама подтвердила, что под номером 189 в этом списке значится мой прадед.



Он не любил рассказывать про войну. Веселый, с хитринкой во взгляде, он всегда был рад пошутить. Но про войну из него и слова не вытянешь. Так рассказывали и баба Галя — его дочь, и Виктор Петрович — его сын, и моя мама. Я прадеда не застала. Он умер в 62 года.

Семейный анекдот: баба Галя, тогда тоненькая девушка, собирается по своим делам. «Мама, папа, я пойду?» Мама: «Иди с Богом.» Папа: «Нет, Галинк, иди одна!» Петр Иванович был знатный тролль.

Он работал завскладом. Случилась недостача. В Советском Союзе с этим было строго. Петру Ивановичу повезло: не расстреляли. Был судим, сослан на поселение. Грянула война. Прадед попал в штрафную роту.

Он никогда не рассказывал подробностей. Но мы знаем: это было очень страшно. Штрафные роты и батальоны, согласно знаменитому приказу 1942 года, который известен в народе как «Ни шагу назад», должны были кровью искупить свою вину.

Прадед участвовал в форсировании Днепра.

В 1945 году он дошел до самой Вены со своим товарищем — они были минометчиками. Взрывом накрыло обоих. Товарища убило на месте. Прадеда сильно ранило: осколки попали в позвоночник и ногу. Они будут беспокоить его всю жизнь. Лечить хронические боли тогда не умели...

Прадед получил медаль «За боевые заслуги.»

После ранения его эвакуировали в госпиталь. Он лечился там почти год. Бабушка рассказывала, что семья не знала, где Петр Иванович и что с ним. Но — надеялись и ждали. Он вернулся к своим только в 1946 году, весной.

И никогда не рассказывал про войну. Боль — полагаю, не только физическая, но и душевная, мучила его до конца жизни. Я верю, что моя прабабушка Мария, очень светлый человек, смогла как-то компенсировать пережитое своей любовью.


Мария Николаевна, жена Петра Ивановича (слева)

Когда я смотрю на этот пожелтевший список военно-пересыльного пункта, то вижу живого человека, молодого, полного сил и упрямой надежды выжить — и увидеть своих.

Мне кажется, важно помнить родных такими. Не отлитыми в бронзе и не высеченными в мраморе, а живыми и близкими. Пусть даже многие, как и я, не застали своих прадедов и прабабушек.

У меня нет фото прадеда — из-за карантина доступ к семейному архиву, что хранится у старшего поколения, пока невозможен. Но я очень хочу записать, чтобы не забыть, и рассказать сыну.

С Днем Победы, друзья.

Об одном думается в этот день: пожалуйста, пусть больше никогда.
Tags: семейная история, семья
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 1 000 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments