Марьсергевна (dissomnia) wrote,
Марьсергевна
dissomnia

Categories:

В согласии со всем миром: история бабы Ани

#всеперсонаживымышлены #всесовпаденияслучайны #записки_доктора_П

В день, когда все изменилось, у нее очень сильно болела голова. Это она точно помнит. Еще вот что: это была старая больница – довоенное здание, высокие потолки, потрескавшаяся штукатурка на стенах. Страх. Пульсация в висках. Потом пришел человек в белом халате, строго что-то спрашивал. Его сменила медсестричка, добрая. И все стало хорошо.



Она ощущала с того момента удивительное чувство согласия с окружающим миром – ей все вокруг нравилось, ничто не вызывало противоречия, все казались ей очень милыми. «Этот мир такой простой, такой понятный» - говорила она себе. И бездумно повторяла действия за окружающими.

- Как вас зовут?

Это спросил доктор. Домашние привели ее на осмотр в поликлинику, доктора она не могла припомнить – но он определенно выглядел приятным человеком.

- Зовут.

- Какое сегодня число?

- Сегодня число.

Ей нравилось, что этот мир будто предлагал ей готовые ответы, которые нужно было просто повторять. Думать было не нужно. Просто плыть по течению.

Доктор положил неврологический молоточек ей в раскрытую ладонь. Она быстро схватила его.

Домашние злились на то, что она с готовностью принимала любое предложение судьбы. Правда, она не думала об этом в таких цветистых выражениях, думать самостоятельно вообще было очень сложно – она просто делала.

Увидев кувшин с водой, она брала его в правую руку и смотрела, как вода льется на пол.

- Баб Ань, ты зачем опять чудишь?

Она не могла ответить. Просто знала, что вода должна литься из кувшина. Зачем-то. Зачем – точно припомнить не удавалось.

Увидев рубашку зятя, хрусткую после сушки на морозном балконе и выглаженную со всем тщанием, она принималась неумело натягивать ее на себя. Ведь рубашку нужно надевать – это она точно знала. Когда, на кого и что дальше с ней делать – она никак не могла припомнить. Но продолжала застегивать ее на пуговицы непослушными пальцами, пока ее не обнаруживала за этим занятием дочь и не снимала с нее рубашку, раздраженно ворча.

А еще – холодильник. Его надо было открывать. В холодильнике еда, еда – это очень важно. Баба Аня была ребенком войны. Что это была за война, вспоминалось тяжело. Но она ясно видела перед глазами картинку – маленький мальчик с русыми волосами и серыми глазами, веснушки на носу, худой, с большими коленками. Младший брат. В чугунке картошка, они едят картошку. Все время хочется есть, а еды так мало – отчего, почему? Баба Аня не могла припомнить. Четко отпечаталось в памяти чувство страха: за себя, за брата. Да еще чувство голода. Поэтому она знала, что холодильник – это важно.

Баба Аня открывала дверцу и принималась доставать все продукты. Пакет молока, немного колбасы, кусочек сыра. Яйца – их она доставала из ячеек картонной коробки и по одному раскладывала на подоконнике. Неловким движением задевала пакет молока. Смотрела, как оно льется с подоконника на пол, растекается ручейками по полу. Потом обычно кто-то из домашних обнаруживал ее на кухне и осторожно уводил под локоток – чтобы, не дай бог, не поскользнулась. Сразу ведь перелом шейки бедра, а так хоть сама ходит, хоть уже и не в своем уме.

Поначалу ее водили от врача к врачу, надеясь услышать заветное: «Есть лекарство, которое поможет вернуть вам прежнюю бабушку Аню.» Ведь если человек помнит начало действия, можно помочь ему припомнить и его конец? Например, что воду наливают из кувшина в стакан, если хотят пить? Что одежду надевают, когда просыпаются и переодеваются, или когда испачкались? Что молоко в холодильнике нужно не просто достать, но и смешать с промытой крупой, сварить к завтраку кашу? Это ведь так легко, почему баба Аня не может довести до конца ни одно дело?

Но врачи пожимали плечами. Говорили про деменцию, а еще про то, что недавний инсульт повредил лобные доли – и теперь баба Аня утратила способность планировать. А ведь для любого, самого простого дела нужен план, алгоритм действий. «Компьютер», который генерировал бабыанины действия, сломался. Перегорел. И вряд ли уже восстановится.

***

Болезнь, которая была у бабы Ани, впервые заметил и описал Франсуа Лермитт. Он назвал ее «поведение использования». Больной не мог противостоять сиюминутным импульсам, не отдавал себе отчета, что и зачем делает, а просто использовал по назначению все, что попадалось на глаза. Такие больные хватают пустую чашку и пытаются пить из нее, берут лежащую на столе ручку и рисуют что-то непонятное на обоях или столе.

Они повторяют действия окружающих, не задумываясь, зачем они это делают – это называется эхопраксия и для специалиста является очень ярким симптомом. Они повторяют фразу за людьми, которые пытаются вступить с ними в диалог. Это называется эхолалия. Их поведение полностью зависит от окружения, оно и правда как бы «эхом» бесконечно множит чужие обломки действий и отголоски фраз – других таких безынициативных товарищей не найти во всем мире.

Потом, когда появились более совершенные методы обследования, ученые обнаружили, что лермиттовское «поведение использования» связано с повреждением дорсолатеральной префронтальной коры. Оно может возникать в результате травмы, инсульта, рассеянного склероза и других болезней, которые повреждают головной мозг.

Баба Аня перенесла инсульт. Деменция развилась у нее еще раньше. Как ни печально, но помочь ей может только хороший уход и постоянная помощь в быту.
Tags: #всеперсонаживымышлены, #всесовпаденияслучайны, #записки_доктора_П, деменция, инсульт, старение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 1 000 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment