Марьсергевна (dissomnia) wrote,
Марьсергевна
dissomnia

Category:

Почему я не ем добавленный сахар

#записки_доктора_П

Добавленный сахар — это как курить. Быстрый дофамин, никакой пользы, скачки глюкозы и неадекватный выброс инсулина, внезапное сильное чувство голода.



Я против демонизации сахара. Но все же — есть ли хоть какая-то польза в печенье с трансжирами, в зефире с полкило сахара на упаковку, в молочной шоколадке с орехами, которая съедается целиком за раз? Есть ли там клетчатка, магний, калий, цинк, витамины? Нетути.

Бросить есть добавленный сахар — это как бросить курить. Очень много интересных наблюдений в процессе.

Тому, у кого в морозилке всегда лежит упаковка зефира и коробка рафаэлло (я), поначалу приходится тяжело. Знаете, какой на вкус зефир из морозилки? Холодный, тягучий, похож на мороженое. Верный дозняк быстрых углеводов. Бессменный товарищ, когда хочется спать, но надо работать. Рафаэлло важно не переморозить. Тогда это будет пища богов. Хрустящая оболочка, твердый крем, хрустящий миндаль.

В общем, первые три дня болит голова, хочется спать и плакать, утопиться в ванне сладкой газировки, ввести себе сникерс внутривенно. Особенно если сладкое — это испытанная стратегия по преодолению усталости, когда день на исходе, силы тоже, а вот дел еще очень много.

Работать в медицине в России — значит, жить в маленьком мирке, где все крутится вокруг сахара. Больные бесконечно приносят врачам и медсестрам шоколад и конфеты. Я готова обнимать тех одиноких борцов с системой, которые дарили мне яблоки из своего сада, яйца от домашних кур и пакеты фруктов из ближайшего супермаркета. В перерывах все в поликлинике пьют чай с шоколадкой. Дни рождения и прочие праздники принято отмечать поеданием торта. Да даже реализация столов по Певзнеру в стационаре — это бесконечный добавленный сахар, сахар в творожной запеканке и утренней каше, сахар в стакане «сока» и печенье на полдник. Удивительное дело. Как-то эндокринолог из нашей поликлиники пыталась угостить меня зефиром. Я отказалась, сказала, что стараюсь ограничивать сахар. Взгляд доктора был полон удивления. Потому что сахар — это больше чем молекула глюкозы. Это традиция, утешение, привычка, легальный допинг, регулятор эмоций. Наконец, это проявление хорошего тона.

Зато через три дня попускает. Американские глюкозные горки в крови прекращаются, и чувство голода возникает через четыре, а то и пять часов после приема пищи. И чувство это еще надо научиться опознавать. Оно не имеет ничего общего с сосущим ощущением в желудке, дрожью в руках и слабостью.

Минус в том, что тренировки в эти три дня превращаются в филиал ада. Откаты, регресс, головокружение и слабость сильно мешают что-либо делать. Тренер спрашивает, что с тобой. Ты пожимаешь плечами и говоришь, что просто магнитные бури. Сама при этом думаешь, как это чоко-пай до сих пор не внесли в список спортивного допинга. Ибо все волшебные прорывы в твоей спортивной истории случались после двух чокопаев между тренировкой на льду и тренировкой в танцклассе.

Через неделю гречка становится очень сладкой. Ее хочется посолить, потому что на завтрак хочется обычной, а не сладкой, гречки.

Белый хлеб похож на вату. Сладкую вату.

Зато орловский черный хлеб превращается в десерт. В нем есть добавленный сахар, кстати. Много. Поэтому он больше тянет на обычное пирожное, чем на «полезный хлеб, источник клетчатки и витаминов группы В».

Полба еще. Цельная полба тоже сладкая на вкус. Ешь ее и думаешь — это вообще законно, что она такая вкусная? Но есть после нее не хочется долго, что подтверждает факт - полба все же «долгоиграющий» углевод. Слава ее зерновым оболочкам.

И десерт. Десерт теперь — фрукты и чай. Странное сочетание, вызывающее неизменное сочувствие у всех. «Это тебе ничего нельзя теперь, как жить?»

Мне все можно. Только я сама не хочу есть пустые углеводы, которые часто идут в тандеме с трансжирами, и не дают организму ничего, кроме кратковременного прилива энергии с быстрым откатом.

И это правда. Очень быстро перестает хотеться молочного шоколада, какао с сахаром, торта «Сказка» и печенья с шоколадной крошкой. Единственное, чего хочется — эклер. Но хороший эклер не купить в ближайшем супермаркете, а потому эклер остается недостижимой мечтой. И это хорошо. При встрече с хорошим эклером я его обязательно съем.

Кожа становится чище. Вес не меняется. Чай с фруктами — это вкусно. Есть дофига сладких продуктов без добавленного сахара, у них более сложный вкус, чем у печеньки юбилейной или батончика марс. А, и упаковка. Минус огромное количество пластиковых упаковок, в котором продается зефир, шоколад и печенье. Это очень греет душу.

Я против демонизации сахара. Но мне кажется, его в нашей жизни слишком много. Он встречает нас на витринах любого магазина, он на любом детском празднике, его рекламируют во всех возможных проявлениях, нередко пытаясь задвинуть мысль, что все эти мюсли, нутелла и творожные сырки — это полезно. Даже худому парню, который ходит в качалку, непременно рано или поздно посоветуют гейнер для набора массы, а это ничто иное, как сахар с протеином. Зачем, для чего? Ну потому что гейнер можно продать дороже протеина, наверное.

А у вас как дела с сахаром? (Я в курсе, что ни один заслуживающий доверия специалист не признает наличие сахарной зависимости. Как только вам начинают втирать про зависимость от еды, бегите оттуда в сторону доказательной медицины.)
Tags: #записки_доктора_П, ЗОЖ, вредные привычки, сахар
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →