Марьсергевна (dissomnia) wrote,
Марьсергевна
dissomnia

Categories:

Виктор Астафьев, повесть «Стародуб»

Недавно в фейсбуке был флешмоб. Все рассказывали о том, какие три книги взяли бы с собой на необитаемый остров. Я задумалась, заметалась, так и не смогла определиться. Книги нужно выбирать и читать под настроение. То, что отлично заходит в 15 лет, в 30 кажется наивной чушью. То, что в 15 лет не понять, как ни старайся, как ни читай статьи критиков, в 30 может стать откровением.



И все-таки я сделала свой выбор. Это были бы книги Виктора Астафьева. Я впервые прочитала его «Царь-рыбу» в младшем школьном возрасте. Дело было так: зашла в кладовку, наугад потянула за книжный корешок, открыла и… Провалилась. Мама обнаружила меня через два часа в кладовке с книгой. Я кособоко притулилась где-то в углу и совсем выпала из реальности.

Вероятно, книги Астафьева, как и Маркеса, и Мариам Петросян – это либо любовь с первого взгляда, либо полное непонимание. Виктор Петрович говорит с читателем сложным языком, полным метафор, неологизмов и сибирского диалекта. Но отчего-то его тексты на вкус терпкие, как хвоя, свежие, как декабрьский снег, а главное – они трогают такие потаенные струны души, что долго потом прислушиваешься к отзвукам прочитанного, обдумываешь.

Вчера я впервые прочитала повесть «Стародуб», и снова все повторилось. Я не смогла остановиться, пока не перевернула последнюю страницу. «Но вот с мягким шорохом повалилась кухта с деревьев, а потом зачастила капель. До самой до земли обвисли с низкой охотничьей избушки сосульки, похожие на светлые морковки. И вытаяло окошко, и глянула избушка на свет белый глазом, одним своим глазом и поймала им солнце.» Астафьева нужно читать медленно. Описания природы у него не менее эмоциональные, чем рассказы о людской жизни. Короткий рассказ о жизни таежной оленихи– самки марала с детенышем-сосунком потрясает. И сразу понимаешь главную мысль повести: звери иногда бывают лучше людей. А хорошие люди не всегда принимаемы обществом, и в том их испытание.

Любовь, с которой Астафьев рассказывает про тайгу, чувствуется в каждой фразе. В ней нет надрыва, пафоса, переигрывания. Тайга становится суровым судьей человеческим грехам. Если неумен, жаден, самолюбив – не даст второго шанса, унесет жизнь. Если сумел постичь закон жизни, не взял у тайги лишнего, не тронул слабого зверя – тайга отплатит добром.

Все книги Виктора Петровича Астафьева – о простых и справедливых законах жизни, о гармоничности мироустройства, о том, что даже в самую тяжелую минуту можно увидеть красоту и справедливость. Философия автора — чистый буддизм.

«С длинных игл кедровника, духовитых и мягких, скатывались росные дробинки в седой мох. Лиственницы распушили мягкие зеленые кисточки и сомлело замерли, боясь шевельнуться. На мхах бездымно горели кисти брусники, и сплошь пятнали землю блестящие от росы, разноцветные грибы сыроежки. Покой в тайге. Благость!» На фоне этой симфонии красоты разворачивается драма простых людей, которые, по словам одного из героев повести, перед стихией «что мураши».

Удивительно, почему Астафьев не обрел популярность у моего поколения, которое так серьезно относится к экологии. Более полувека назад писатель рассказывал о проблемах, которые как никогда актуальны сейчас: о следе человека в природе, о его эгоизме по отношению ко всему живому, о неумении гармонично сосуществовать с другими живыми существами. Виктор Петрович выводит простой закон, который, вероятно, придется кстати нашему невротичному поколению: оно горячо осуждает убийство животных ради еды и всерьез обсуждает то, что растительные клетки испытывают нешуточную боль, когда их употребляет в пищу человек. «Здесь же, на брусничнике, Култыш спугнул выводок рябчиков и, чтобы не разогнать их совсем, рассуждал уж молча: «Вот и птица возвертаться в тайгу стала. Жизнь-то, она непоборима, не-ет, брат, ее не застрелишь, не выжгешь огнем-полымем. — Охотник приложился, сбил из ружья молоденького рябчика, припавшего к сучку. — И похлебку нам тайга-матушка сподобила».
Совсем близко чифиркнула рябчиха, собирая рассыпавшийся выводок. Култыш сказал ей:
— Все, все, боле не трону. Боле мне не надо!..»

Убивай животных тогда, когда это необходимо – вот простой и гармоничный закон «необоримой жизни», что вывел писатель и неизменно повторяет во всех своих книгах. Убийство от жадности, от скуки, от лихачества – вот настоящий человеческий грех, как и стремление завладеть чужим, показать себя лучше, чем ты есть, обмануть ради наживы.

С тех пор, как десятилетняя я замерла у книжной полки, читая первую в своей жизни книгу классика, ничего для меня не изменилось. И это прекрасно, что есть такие книги, которые все-таки можно читать в любом возрасте, в любом настроении и в любое время.
Tags: книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo dissomnia апрель 15, 2015 18:06 94
Buy for 100 tokens
У врачей есть одна тайна, и я о ней сейчас расскажу. Ежедневно десятки пациентов приходят к нам с одним и тем же вопросом, который задают на разный лад, но суть от этого не меняется. Они стучатся в профили социальных сетей, пишут на почту, оставляют комменты в жж и даже являются на прием - как…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments